История группы Маврик
Новости сайта и группы Маврик
Группа
Альбомы Сергея Маврина
Фотографии музыкантов группы Маврик
Информация о группе и о Сергее Маврине
Железный Занавес
Скачать
Общение: Гостевая Книга и форум
Ссылки
О тех, кто сделал этот сайт

 Общение  >> Мы (чатовка)#34

В первую встречу рядом был приятный милый молодой человек Петр – переводчик и тур-менеджер. Мы с ним успели познакомиться еще до пресс-конференции, а потому он мне очень хорошо помогал. Тем более, что и сами музыканты тянулись к общению. С музыкантами общалась по принципу Фигаро, который одним предложением мог говорить на разные темы. Что поделать, совсем не знаю немецкого, английский знаю буквально несколькими фразами… В последующие встречи рядом со мной всегда находились люди, которые помогали общаться. Да и я потихоньку набирала словарный запас, и уже меньше стеснялась своего псевдоанглийского. Причем, что самое забавное – во время переписки с Удо я несколько раз просила помочь перевести некоторые его письма свою сестру – преподавателя английского языка. И она не всегда понимала то, что написал мне Удо, а я могла разобрать. То есть, два неангличанина всегда легче поймут друг друга, чем если бы кто-то из нас был носителем этого языка.
Удо о России знает совсем чуток. Русских фанатов любит за радушие, привязанность. Мы довольно долго с ним переписывались, причем некоторые письма он писал сам, не дожидаясь моего ответа или новой порции вопросов. Я не знаю, почему он меня так хорошо запомнил. Но при каждой новой встрече (а они происходили через год-полтора), он обязательно здоровался, и было видно, что здоровается не из вежливости, а узнав. Некоторых это приводило в шок. А меня привел в свое время в шок он, поставив мою фамилию в списке тех, кого он благодарил, на диске, который записывал у нас, в России.
Как обычно происходят интервью? По-разному. «Обычно» - немного не то слово, так как каждое интервью отличается от предыдущего. Общее у них одно – я стараюсь заранее узнать что-то о «герое своего романа» (это если раньше о нем ничего не знала). Накидываю в блокнот кучу вопросов (Холстинин чуть в обморок не упал, когда увидел этот блокнотик; зато запомнил! ). Заглядываю в него мало, так как помню их и без подсказки. Причем во время разговора всегда появляется еще куча вопросов, а потому разговор получается огромным практически всегда. Если делаю его только для своей основной газеты, то здорово режу и сокращаю, сделав в конце материала ссылку на свой сайт с полной версией интервью. Это приходится делать еще и из-за редактора, которая по непонятным причинам может просто испохабить материал, так как чаще всего находится «вне темы разговора». А так… Музыкальные интервью часто пристраиваю в еще одну газету. Причем при большом объеме записи получается разбить ее на несколько целостных материалов.
Что интереснее? Скорее брать интервью. Это новое знакомство, новое лицо (даже если я это лицо миллиард раз и видела по тв), новый характер. Например, с тем же Беркутом в 2003 году мне очень хотелось взять интервью не из-за его ответов. Просто хотелось посмотреть, КАК он будет реагировать на вопросы, КАК он будет отвечать – интонации, мимика…
Писать просто статьи не люблю. Только если нашло озарение. И ненавижу расшифровывать разговоры с кассет – это для меня самый большой кошмар, отнимающий огромное кол-во времени.

Статьи
Рецензии
Интервью
Разности
Поклонники
Альбомы
Ссылки
Общение
GB
Фото

2006-2011 © s-k-mavrin.ru